ООН должна измениться

больше пяти


2-ая глобальная война завершилась, покинув после себя 40 5 миллионов погибших, опаленные страны, уничтоженные городка и извлеченные из этой катастрофы уроки. За несколько лет городка были восстановлены. Заросли раны.

Боль забылась. В Европе был сотворен свободы и фундамент демократии, на котором больше не могли показаться такие тераны, как Гитлер и Муссолини. Нацизм был развенчан. А в мире, по последней мере на уровне риторики, свобода и демократия стали единственным полновесным резоном.

На данный момент Германия одна из глубокоуважаемых либеральных народовластий Европы. Не глядя на то, что Италия и не есть знаком европейской народовластии, это более весёлое лицо и колоритная страна ветхого материка. Даже Япония, которая в этой войне взяла наисильнейший удар, на данный момент вспоминает об ядерных бомбах только в деньки памяти.На данный момент 2-ая глобальная война живая в исторической литературе и музеях. И в довершение всего в ООН.

Цель сотворения организации пребывала в том, чтоб схожая война больше не повторилась. Но ей так и не удалось выйти за рамки структуры, в какой правят фавориты 2-ой мировой войны войны. Став неизменными участниками Совбеза ООН головного осторожного органа данной организации эти 5 государств взяли право veto.Страны, в каких в 1940-х годах процветал нацизм, перебежали к развитой народовластию.

Пал железный занавес. Молотки убили Берлинскую стене. Наступила арабская весна, провалились через землю тераны, чьи позиции числились несокрушимыми. Постоянным осталось только одно структура ООН.

В мир пришла народовластие, но этот ветер перемен не коснулся большей в мире организации.С момента сотворения ООН 5 неизменных участников Совбеза пользовались своим правом veto двести шестьдесят девять раз. Практически все эти ответы оказали воздействие на будущее вторых наций.

Даже в случае если в один момент при ответе того или другого вопроса страны всей земли захочут показать единую волю, помешать этому может veto всего 1-го неизменного участника Совета безопасности! Только одно право veto перекрывает голоса фактически двухсотен стран. В реальности выбор стран, вошедших в эту пятерку, был спорным даже в момент сотворения организации.

Кресла постоянных участников очевидно преимущество за победу. Но даже в случае если мы отбросим все эти отвлечённые дискуссии, вопрос об анахроничности этой структуры на данный момент уже ни у кого не вызывает колебаний. О том, что право veto делает неравенство посреди стран всего земного шара совершает невозможной полную демократическую структуру в ООН, достаточно нередко говорится и в мире, и в самой организации. Но в случае если в один момент на этот счет высказываются вслух, этого будто бы бы никто не слышит, в воздухе повисает молчание, тема беседы меняется.

Так, структура, у которой нет сторонников, существует . Вместе с этим ни одно правительство мира не откажется от приобретенной им привилегии добровольно и не начнёт делиться ею с кем-либо. Таково обычное правило международных также, может быть, человеческих отношений. И, по всей видимости, такой порядок сохранится до того времени, пока не будет выработана единая воля.Выше был представлен кусок декларации, приготовленной перемещением Юные граждане в рамках международной кампании Мир больше пяти.

Во время, когда испаряется все то прочное, что имело отношение к появившимся после Второй всемирный динамикам холодной войны, этот документ дает совсем четкое представление о недемократическом характере структуры Совета Безопасности ООН одной из наиболее значимых инстанций в деле принятия глобальных ответов. Направленную против права veto кампанию Юные граждане начинают в Нью-Йорке, где в эти дни проходит совещание Главной ассамблеи ООН. Кампания стартует с пресс-конференции. также , в средствах массовой информации стран, владеющих в Совете Безопасности ООН правом veto, была дана реклама с целью напомнить о дискриминации и несправедливости со стороны этих страны в отношении судеб вторых государств.

Тогда как в Guardian, Вашингтон Пост и Le Monde реклама Мир больше пяти вправду была опубликована, Moscow Times и China Daily по идеологическим причинам предпочли не помещать ее.Какова цель организации аналогичной кампании? Представитель данного перемещения Бейбин Сомук (Beybin Somuk) отмечает: После каждого массового убийства, геноцида скандируются лозунги “ни при каких обстоятельствах больше”. После Руанды, Боснии, Шри-Ланки, Сирии, Газы это клише повторяется опять и опять. Однако о требованиях, конкретных предложениях, которые сделают это “ни при каких обстоятельствах” вероятным, практически ничего не говорится.

Вдобавок никто не ставит под сомнение механизм принятия ответов, что зависит хотя бы от одного голоса пяти государств наибольших производителей оружия в мире.
Юные граждане говорят: Мы можем поменять это. Изменяется психология мира.

Как продолжительно еще сможет просуществовать организация, спроектированная в соответствии с победителями давешней войны, в мире, где даже точка зрения одного человека может поменять целый свет? После окончания холодной войны ООН стала еще более значимым университетом. По многим глобальным вопросам ООН делала ответственные функции посредника, координатора и без того потом. Запрещено отрицать вклад ООН в обеспечение чувствительности при ответе многих вопросов.Не обращая внимания на активную критику, в структуре ООН трудится множество самоотверженных людей.

Имеется персонал, что в различных уголках мира в течении десятилетий участвует в особых миссиях в лагерях беженцев, в кризисных регионах, в самых сложных и далеких от какого-либо комфорта условиях. Несмотря на это, институциональная структура ООН лишает этих людей заслуженной ими похвалы.

Так как даже легитимность той либо другой гуманитарной интервенции по разумным основаниям приводит к. Такого рода ответа также зависят от позиции постоянных участников Совета Безопасности, которые есть в праве наложить veto.

И, конечно, стратегические, политические и экономические накопления данных государств значительно искажают легитимность даже самых что ни на имеется гуманитарных интервенций. Поэтому структура ООН сводит на нет всю респектабельность этой организации.Станет ли ООН альянсом стран?

А также в случае если она будет несовершенна либо далека от совершенства, будет ли она воображать единую надежду человечества?Мир очень изменился, в первую очередь после одна тысяча девятьсот девяносто года. Но утверждать, что эти трансформации были равноценными по всем направлениям, мы не можем. В первую очередь это относится к анахроничной структуре ООН.

Разумеется, таковой порядок больше не может длиться в мире, где народовластие, ответственность и прозрачность являются конкретными параметрами уровня развития страны. Но как правило все это остается без внимания.

Отечественная задача уйти от этого безразличия. И пробудить как возможно больший интерес к этой проблеме.

Мир больше пяти.


Блог обо всем на земле