Теория игр могла улучшить стратегию кибервойны

«Поиски виновного» были развиты частично Робертом Аксельродом, политологом Мичиганского университета, что известен за ответ версии хорошего сценария теории игр, известного как «задача осуждённого». Аксельрод – профессор Walgreen для Изучения Человека, Осознающего в U-M Джеральде R. Ford School Политики.

Новое изучение, размещённое на Слушаниях Национальной академии наук на этой неделе, исследует, в то время, в то время, когда жертва обязана терпеть кибератаку, в то время, в то время, когда жертва обязана ответить – и как. Исследователи, включая вторых из Мичиганского их университета и коллег в Университете Нью-Мексико и Изучения IBM, используют исторические примеры, чтобы иллюстрировать, как Поиски виновного относятся к случаям кибер или хорошего конфликта, включающего Соединенные Штаты, Россию, Китай, Японию, КНДР, Эстонию, Израиль, Иран и Сирию.Это выпущено как американские лица, увеличивающие угрозы кибербезопасности, включая недавние нападения на Национальный комитет Демократической партии и китайскую кражу баз данных, содержащих личную эти 21,5 миллионов федеральных сотрудников.

«Конфликт все более и более распространен и серьёзен в сети на данный момент, в то время, в то время, когда правительства и корпорации признали его потенциал инструментом власти и контроля», сказала Стефани Форрест, выдающийся преподаватель в Университете Нью-Мексико и внешнем преподаватель в Университете Санта-Фе.«В отличие от ядерной разработки, это вероятно весьма сложно, чтобы узнать сторону, серьёзную за кибератаку, и это усложняет стратегическое ответ о том, в то время, в то время, когда возложить вину. Отечественная модель растолковывает эти неприятности и определяет главные параметры, каковые нужно рассмотреть в формулировке ответа».

Во многих случаях это вероятно рационально для стран терпеть кибератаки, помимо этого перед лицом сильной публичной критики.«Вы имели возможность бы думать, что должны в любую секунду публично обвинять и принимать ответные шаги в ситуации с кибервойной», сказал Аксельрод. «Но это не верно. Событие, которая это не, пребывает в том, что нападавший может не быть уязвимым. Может не иметь значения, обвинены ли они или нет.

И если это вправду, Вы имели возможность бы быть в ситуации, где, если бы Вы обвиняете , Ваши индивидуальные люди ожидали бы, что Вы сделаете что-то, но нет ничего, что Вы имеете возможность сделать».Поиски виновного предлагают серию вопросов, каковые смогут задать влиятельные политики, вследствие того что они трудятся через, как ответить на кибератаку. Жертвы должны вначале задать вопрос: я знаю, уязвим ли мой нападавший? Уязвимость прибывает в пара форм.

Это имело возможность означать, что страна чувствительна к встречной кибератаке. Это имело возможность также означать, что нападавший находится в тяжёлом геополитическом положении, и обвиняемый в высококлассном кибер нарушении могло быть вредным.

Если жертва знает, что нападавший уязвим, структура двигается в следующий вопрос: цена выполнения ничего выше, чем цена обвинения? Страны должны в любую секунду обвинять , если нападавший уязвим.Жертвы смогут затем узнать ли к атаке, переходящей на другую сторону в модели теории игр.

Нападавшие потенциала вопросов должны задать вопрос: в самом деле ли я уязвим для вины? Если я, моя намеченная жертва знает это? Если ответ на любой вопрос не, наступление вероятно верным выбором.

В то время как вопросы прямые, исследователи говорят, что ответы не.В кибер области, обвиняя за наступление или вторжение осложнен и техническими факторами и отсутствием соглашения по главным определениям, такой как, что образовывает наступление или что количество как критическая инфраструктура, в соответствии с изучению.

Но доли высоки.«Само собой очевидно, возможно, что кибератаки имели возможность употребляться намного огромным способом, чем мы уже видели», сказал Аксельрод. «Это платит, чтобы попытаться понять столько, сколько мы можем о динамике и стимулах, так, мы можем думать о том, как не допустить их.

Мы сохраняем веру, что отечественная модель окажет помощь влиятельным политикам узнать промежутки в своём знании и внимании на оценку параметров перед новыми кибератаками».


14 комментариев к “Теория игр могла улучшить стратегию кибервойны”

Оставьте комментарий